Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Без отопления бывает страшно

Сегодня случилось ожидаемое. Розетка приказала долго жить. Запах гари был ещё перед поездкой в Никола Рожок, но тогда было некогда. Некогда ведь всегда.
А вот сегодня бац и обесточился аквариум. Смотрю - оплавилась розетка, переходник и вилка. Ничего сама сделать не могу. Закрыла балконную дверь, отопление ведь не дали, а рыбы могут замёрзнуть!
В одиннадцатом часу вечера все сделали, а терморегулятор в аквариуме не работает. Опять печаль. Достали, проверили - заработал! Аж, от сердца отлегло! Надо будет в эту комнату ещё розетку сделать, а то по всей видимости нагрузка большая идёт.

По закоулкам памяти

#этолето
#этолето

Этот лев приковал мой взор на Гончарной улице. Я остановилась, и потекли воспоминания. Первая мысль - Питер. Это был 2004 год, если я не ошибаюсь. Мы приехали в Питер автостопом ранним утром. Сейчас мне трудно вспомнить конкретную точку, где нас сбросили, но я бы узнала, если оказалась там вновь. Мы счастливые. Пришли в парк, сели на скамейку и стали есть тушёнку ( да, я тогда ещё ее ела). А мимо пробегали утренние люди, бегущие. Казалось, что впереди только счастье. Что вместе - навсегда, лишь смерть разлучит нас. С тех пор, я думаю: умирает ли любовь? Ведь она была. Но я думаю, мы убили ее вместе с тобой.
А ведь тогда был август. Август - месяц потерь. Четыре года в августе, как тебя нет. А мне осталось лишь вспоминать.

Поездка туда, где все мы будем...


[Далее] В шестом часу утра небо всё в тучах. Дождь, мерно отмеряет минуты. Ещё можно поспать. К восьми утра светит солнце, ну что же отправляемся в путь. Ехать не так далеко, пробок нет. Едем под Святую Псалтирь, это настраивает струны души. А вот и кладбище, место, где будем мы все, ибо все мы смертны.
Идти нам далеко, всё дальше и дальше по главной аллеи. Идёшь, и волей-неволей смотришь и считаешь годы, прожитых жизней: веселых, грустных, радостных, счастливых, горестных... Идёшь, думаешь, что так мало долгожителей, что вот умершие и ровесники мои, и чуть старше или моложе даже. Жизнь скоротечна. Есть люди, которые не любят бывать на кладбище. Но человеку порой нужно там оказаться, чтобы прояснить для себя многое. Чтобы жить, чтобы жить по-настоящему, а не размениваться по мелочам, чтобы научиться прощать и любить, чтобы с радостью взглянуть на солнце и сказать: Господи, спасибо за жизнь!
А вот и берёзка знакомая. Пришли. Пора за работу. Комаров - целые тучи, именно тучи. Их в этом году особенно много, наверное, из-за дождей.
Вот уж второй год я убираю две соседние могилы, расположенные по бокам от нашей оградки. Мне кажется, что сюда никто не приходит. Честно говоря, я не помню, как мне в голову пришло убирать чужие могилы. Помню, что убралась, посмотрела вокруг и стала убирать дальше. На могилке справа нет оградки, на табличках уж всё стёрто временем и не разобрать кто похоронен. А слева похоронены семья - евреи. Здесь я чуточку знаю о них. Знаю, как муж плакал на могиле жены. И вот, они трое: жена, муж и их дочка. Не знаю, есть ли у них родственники. И, вот, когда всё убрано, как приятно смотреть, как легко на душе! Везде поставила цветочки, красота. Уборка на могилах даёт мне какое-то облегчение, тихую радость, мир в душе и покой. Упокой, Господи, души усопших рабов Твоих, прости им прегрешения их вольные и невольные...

Написанное здесь, сделано не для того, чтобы восхваляться, ибо всякое доброе дело от Бога исходит. А чтобы призвать людей сделать этот малый подвиг, малое доброе дело для пользы души своей.

Выставка одного из самых загадочных фотографов столетия – Вивьен Майер.

016
Ее уличные зарисовки сравнивают с работами великого Анри-Картье Брессона (Henri-Cartier-Bresson), а композиционные решения, которые она использовала, считают близкими Андре Кертесу (Andre Kertesz). Ей так же приписывают дружбу с фотографами Лизетт Модел (Lisette Model) и Жанной Бертран (Jeanne Bertrand), но доподлинно о Вивьен Майер не известно практически ничего - ей удалось пронести тайну о своей любви к фотографии через всю жизнь.

Почти 40 лет Вивьен Майер проработала няней в Чикаго. За это время ей удалось накопить более 2 000 мотков пленки, 3 000 фотографий и 100 000 негативов, о которых при ее жизни никто не подозревал. Фотографии Вивьен Майер оставались неизвестными, а пленки не проявленными и не отпечатанными, до того, как они были обнародованы в 2007 году на торгах в чикагском аукционном доме. С молотка из-за неуплаты уходили ее архивные боксы, полные негативов, которые вскоре произвели настоящий фурор.

На выставке представлено 50 черно-белых фотографии, которые были сделаны в основном в 50-х и 60-х. Это канонические изображения архитектуры и уличной жизни Чикаго и Нью-Йорка. Именно вначале 50-х годов Вивьен решает серьезно заняться фотографией и меняет свой Kodak Brownie на дорогостоящий Rolleiflex и начинает снимать на средний формат. Она редко делала более одного кадра каждой сцены и, в основном, ее занимали дети, женщины, пожилые и бедняки. В ее фотографиях найдутся и поразительные автопортреты, сделанные во время ее путешествий в Египет, Бангкок, Италию, американский Запад и дюжину других городов по всему миру.

Очевидно одинокая, ведомая своими личными мотивами, Вивьен Майер была прирожденным фотографом, и в своих неординарных фотографиях сумела запечатлеть саму суть Америки. Майер была бездетна, но много лет работала няней, что, судя по всему, позволяло ей не думать о таких нуждах, как еда, одежда, кров и посвятить все свое время фотографии и документированию сложной красоты жизни.

За последние два года было открыто 11 персональных выставок фотографий Вивьен Майер в США и Европе. В 2011 году в свет вышла первая монографическая книга, опубликованная издательством powerHouse, Вивьен Майер: Уличный фотограф (Vivian Maier: Street Photographer), в 2012 – Вивьен Майер: Вне Тени (VivianMaier: OutofShadows). В России работы Вивьен Майер будут показаны впервые.
025
http://www.lumiere.ru/exhibitions/id-123/

Зимним вечером вспоминаю о лете.

Зима за окошком. Снег. Деревья без своего летнего наряда. Эх, хочется уже лета! Хочется скинуть обувь, побродить босиком по пригретому солнцем песочку, услышать шум волн, музыку кузнечиков и поглубже вдохнуть все ароматы лета. Эх, до лета далеко.
А за окном поет свою зимнюю песню холодный ветер. Так сяду в кресло и укроюсь, как теплым пледом, летними воспоминаниями. От них повеет теплом, солнышком и улыбкой.
И вот мои воспоминания уносят меня на озеро Синара. Хотя солнечная погода совершенно не баловала, почти каждый день шел дождь, а иногда целую ночь, но все - равно никто не унывал. Помню, как в первый же день приезда, уже поздно вечером все ринулись играть в футбол. На поляне, где играли, было мокро и сыро. А всех это не испугало. Носились, как черти, падали, вставали, кричали и вообще весело провели время. Я вымазалась вся, а так как запасную одежду я не взяла, ходила всю неделю так. А после футбола, пошли купаться. Как это здорово плавать, когда над тобой ночное небо, а на небе висит луна. А наплававши, сесть около костра и смотреть на огонь, попивая чаек. А потом, спотыкаясь о шишки, дойти до палатки, залезть в спальник и улыбаясь уснуть. И бывает, проснешься рано, лежишь в спальнике и слушаешь, как наступает утро. А как-то не только мне не спалось в 6 часу утра. Мы встали. И пошли играть в бадминтон. Да, хорошо там было. Правда, меня на Синаре первый раз в жизни укусил клещ, но все обошлось. В ближайших населенных пунктах мне отказались делать укол, мотивируя это тем и показывая какое-то объявление на стенке, что они имеют право делать укол лишь местному населению. А так говорят, идите в аптеку да сами все покупайте. Ребята съездили в Екатеринбург, купили что надо, да вкололи в меня. А затем клещи озверели, стали кусать других ребят да селится в наших палатках. Так с одной девчонки сняли три клеща, но она везучая – ни один ее не укусил.
Эх, лето, лето. Как хорошо за разговорами около костра встретить рассвет. И все-таки жизнь чудесная штука. И все-таки есть счастье в жизни.