Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Кюхельбекеру

#этолето
#этолето

Я безмерно люблю Кюхельбекера. Не только за стихи, но и вот за эту его нестройность, неуклюжесть, но честность и доброту души. 

Он родился летом и умер летом. Умер в далеком Тобольске. От чахотки. Отец Кюхельбекера, кстати, тоже помер от чахотки. 

Collapse )

Повариха

Марков-Гринберг
Марков-Гринберг

В одно из посещений фотогалереи имени братьев Люмьер привлекла меня фотография «Повариха».

Взгляд только коснулся, побежали мысли, как говорится фотография зацепила меня. Тщетно я пыталась дать более очерченное, более точное определение своим чувствам.

Марков-Гринберг - автор «Поварихи», один из самых известных советских репортеров. Фотограф - реалист.

1930 год. Могла ли быть тогда, вот такая веселая повариха? Тарелки щербатые точно могли быть. А повариха?

Уверяю вас, что могла. И счастье тогда тоже было. И любовь тоже была. И я об этом ещё напишу.

Мне ничего не оставалась, как купить «Повариху».
Идя по Болотной набережной, мои мысли кружились вокруг «Поварихи».

Кстати, заметьте, что сама повариха не смотрит на фотографа. Взгляд её устремлён куда-то вдаль. Порой мне кажется, что взгляд её направлен во что-то светлое, доброе. В то, что непременно произойдёт и будет в её жизни.

Вы скажете, что я мечтатель? Пусть так.

Но вот-вот, я словила это ощущение от фотографии! Сама повариха, её лицо, взгляд, руки, эта улыбка непременно говорят мне, что все будет хорошо. Да, именно хорошо. И никак иначе. Наверно, поэтому «Повариха» и весит у меня на стене. И я могу подолгу смотреть на неё. А не знающий человек, приходя ко мне, думает, что это моя родственница. Но душа моя действительно породнилась с ней.

#наулицезима

«Кюхля» Юрия Тынянова.


Когда-то это замечательное произведение было любимым чтением детей и взрослых, и входило в список для внеклассного чтения для школьников. Но увы, мир изменился. Подростки предпочитают читать совершенно иного рода литературу. Мир меняется, но прошлое страны, её историю, личностей, которые вписали себя в историю никогда не надо забывать.
[Далее] И вот, в далекий теперь от нас год 1925, к юбилею декабристского восстания выходит роман Юрия Тынянова «Кюхля». Об истории создания этого романа писал К. Чуковский, писал Вениамин Каверин, и я не буду вам этого повторять. Чтобы создать роман об исторической личности, нужно эту личность изучить от и до, нужно попытаться прожить и прочувствовать жизнь своего героя, нужно самому на какое то время стать Кюхельбекером. И Тынянову это удалось. Тынянов открывает для нас Вильгельма Кюхельбекера. Именно открывает. Мы видим Вилю с поры окончания пансиона до его смерти в Тобольске. Мы не только видим, мы проживаем вместе с героем его жизнь. И Кюхельбекер уже не далекий от нас персонаж, нет, он живой, стоящий перед нами такой нескладный, но с чистым сердцем и стремлениями.
Когда я писала об романе Вениамина Каверина «Исполнение желаний», то не словом не упомянула декабристов. А ведь они там присутствовали. Точнее там присутствовала мысль, что же такое декабристское восстание, либералами они были или это было зачатком революционного движения в России. Год выхода в печать «Исполнение желаний» как раз подпадает под юбилей декабристского восстания. А у советской власти было особое отношение к милым декабристам. Вспомним, что В. И. Ленин прямо указывал на то, что истоки революционного движения берут начало именно от восстания декабристов и это было первым революционным восстанием в России. Да Ленин признавал, что декабристы были далеки от народа, но дело их не пропало, по мнению Ленина декабристы разбудили Герцена. К чему я это всё? А к тому, что читая роман Тынянова «Кюхля», я брала акцент именно на личность Вильгельма Кюхельбекера, стараясь его понять, как одного из декабристов. Действительно ли Кюхельбекер был таким, как его представил нам Тынянов? Можем ли мы довериться и поверить писателю? Я думаю, что да. Потому что Юрий Тынянов со всей серьёзностью изучал Кюхельбекера и не только его самого, но и его творчество. Ведь именно Тынянов предпринял первую серьезную попытку дать комплексный анализ творчества Кюхельбекера, а также вёл работу по собиранию, изучению и подготовке к печати творческого наследия Кюхельбекера ещё в 1910 году. Каверин вспоминает, как Тынянов собирает рукописи Кюхельбекера, тратя на них практически все свои деньги. Тынянов был человеком умным, обладающий феноменальной памятью, любящий литературу и исследовавший её. Тынянов это прежде всего учёный, а уж потом писатель. Тот, кто в наши дни читает Тынянова, тому я жму руку.
Но вернёмся к роману.
Проживая жизнь Кюхельбекера страницей за страницей, встречаясь с Пушкиным, Пущиным, Грибоедовым, Рылеевым, Дельвигом, ощущаешь эпоху давно ушедших дней. Талант писателя проявляется особо ярко, когда читатель забывает о внешнем мире, когда он явно может представить себе персонажей. Тынянову, на мой взгляд, это удалось. Роман читался мною с отрешением от внешнего мира, меня более ничего не волновало, моя жизнь остановилась на страницах романа. Некоторые главы читались на одном дыхании, в некоторых местах чтения на мои глаза проступали слёзы, чтобы я не делала, мысли мои кружились вокруг Кюхельбекера. Того Кюхельбекера, которого травили в лицее, над которым насмехались из-за его внешности. Но разве можно насмехаться над человеком, который не виноват, что родился на этот свет худым и длинным, таким несуразным, с вылупленными глазами? Нет, нельзя. На мой взгляд это глупо. Вильгельм любил людей, был с распахнутым сердцем к ним расположен. Стихи его считали странными. Но они прекрасны! Это был человек с чистым сердцем, который любил простой народ, не выносил никакого физического насилия над простыми людьми. Весь жизненный путь Кюхельбекера это путь на Петровскую площадь. А как восхитительно у Тынянова написано про день восстания декабристов! И что восстание 14 декабря было войной площадей! Глава «Петровская площадь» читается на одном дыхании, чувствуется и надежда, тревога, тоска и радость, и печаль, и неизбежность, и кровь, кровь везде, и трупы, «и вода унесёт мертвецов в море».
Важно знать, что Вильгельм Кюхельбекер не был осенью на восстание Семёновского полка. Он физически не мог там быть, так как уже уехал за границу с Нарышкиным. Зачем же Тынянов поместил Кюхельбекера туда? Ведь этот роман называют романом биографией Вильгельма Кюхельбекера. Зачем Тынянов позволил себе этот литературный вымысел? Этот вопрос мучил меня не один день. Показать, что Кюхельбекер не случайно оказался на Петровской площади, что он шёл к этому всю жизнь? Ведь мы знаем, что Кюхельбекер был принят в Северное тайное общество всего лишь за две недели до восстания. Или Тынянов поместил туда Вильгельма, чтобы показать, что сердцем он был именно там? Сколько я не думала, все равно мне казалось странным, что Тынянов - знаток биографии Кюхельбекера помещает его туда, где по всем историческим документам он просто не мог быть.
Что касается истории с Джамботом, то Вильгельма там опять же не было. О происшествии он узнал из письма Грибоедова. Прочитав это письмо, вы поймёте, что там события разворачивались по другому, а никак описано в романе. Но здесь я понимаю Тынянова. Тынянов, поместив Кюхельбекера в эту историю с Джамботом, явно показывает характер Вильгельма, показывает как бы он поступил, будь он там.
Эти два мои примечания не давали мне покоя. Можно ли использовать такой литературный вымысел в историческом романе? Правильно ли это? Я понимаю, что в историческом романе совсем без вымысла не обойтись. Но использовать вымысел, который противоречит историческим фактам? Этот вопрос так и остался для меня открытым и по сей день.
И вот уж, скоро будет двести лет с этого памятного для нашей истории дня - восстания декабристов. И не будем забывать тех, кто отдал жизнь свою. Кем бы историки не считали декабристов, но они отдали свою жизнь за то, что считали правильным. Задумайтесь, они пожертвовали жизнью, а вы бы пожертвовали своей?
Накануне выхода книги Юрий Тынянов написал:
Сижу, бледнея, над экспромтом
И даже рифм не подыскать.
Перед потомками потом там
За всё придётся отвечать.
И здесь, в завершении хочется сказать, Юрий Николаевич, роман удался, потомки благодарны вам, спасибо за роман.






#блогерскаяосень

Цыганка Земфира


Перед вами фарфоровая статуэтка «Цыганка Земфира» Дулёвского фарфорового завода, созданная в 1954 году.
Красавица цыганка, босая в пёстром платье, гордо стоит. А ведь так и кажется, что она вот-вот пустится в пляс!
Бывает задумаешься, посмотришь на неё и невольно в душе просыпается какая-то разудалая удаль, какое-то буйство свободы и повеет ветром простора полей и цыганских песен!
Создатель этой статуэтки скульптор Аста (Августа) Давыдовна Бржезицкая, которая родилась в 1912 году. Она создала более 500 работ из фарфора, прожив долгую жизнь в 91 год. Бржезицкая с 1946 года участвовала более чем в 100 выставках в СССР и России, а также в Австрии, Бельгии, Германии, Индии, Канаде, США, Франции, Японии.
Прообразом создания статуэтки «Цыганка Земфира» послужил персонаж поэмы «Цыганы», написанной А. С. Пушкиным.

«Как она любила!
Как нежно преклонясь ко мне,
Она в пустынной тишине
Часы ночные проводила!
Веселья детского полна,
Как часто милым лепетаньем
Иль упоительным лобзаньем
Мою задумчивость она
В минуту разогнать умела!..»
(А. С. Пушкин «Цыганы»)